Вип-шоппер Алёна Тихонова о брендах, о Мирном и о красивой жизни

Умница и красавица Алёна Тихонова из Мирного, променяла работу в Роскосмосе на служение моде в ЦУМе и нашла свой собственный способ покорять Москву, не желая расставаться со статусом «понаехавшей».

 

О детстве и жизни в Мирном

Алёна родилась в Иркутске и прожила там до 3-х лет, потому что родители были студентами. Потом жили в Нюрбе, в Анабаре, за полярным кругом. Это так Алёнины родители зарабатывали на квартиру: «Я помню, что родители всегда на что-то копили. То на квартиру, то на машину. Мы жили в Анабаре и накопили на квартиру в Якутске, потому что в Анабаре и покупать-то нечего было. Не могу сказать, что детство было завалено игрушками или конфетками. Каждое лето в конце августа мы ездили закупаться в Якутск.  Ходили на Крестьянский рынок, рынок Манньыаттах, один день обязательно проводили в парке». Квартиру в Якутске позже купили, но не жили там, поэтому Алёна признается, что Якутск является для неё неизведанным местом и теперь даже повода нет съездить.

В воспоминаниях Алены Анабар так и остался своеобразным городком, где добывали алмазы и который манил вахтовиков с самых разных уголков бывшего Cоюза. Туда раз в неделю прилетал самолет и никто не знал, что привезут, но что привезут, то и покупали. Солнца зимой не было, была полярная ночь, мутоновая шуба и темно хоть глаз выколи. Потом случилось новое событие – переезд в Мирный, своя собственная квартира, а не типовые финские дома, отстроенные для вахтовиков.  Но больше всего девочку-школьницу удивили люди, жившие в этом городе: «Мирный показался мне Нью-Йорком и там жили люди, которым не надо было никуда переезжать, настоящие городские жители, а не временщики. Когда ты живешь в Якутске, остаешься там дальше учиться и жить, либо уезжаешь учиться в Москву, но потом обратно возвращаешься. Там у людей более прочные связи и очень многие друг друга знают. Мирный живет сам по себе и сразу прыгаешь в Россию. А еще в Мирном люди меняются».

Об учебе и переезде в Москву

Еще учась еще в одиннадцатом классе, Алёна поступила в Московский Государственный Горный Университет через олимпиаду на бюджетное место. Голубой мечтой её матери была учеба в Мирнинском филиале СВФУ, чтобы дочь всегда была рядом. Алёна не могла понять: «Почему это они сами учились в Иркутске, а мне нельзя уезжать в другой город? Подумаешь, что Москва другая планета из телевизора! Все мои друзья уезжают. Почему я должна оставаться здесь?». Но юношеский максимализм одержал победу в этой неравной схватке и домашний скандал плавно перетек в покупку билета до Первопрестольной. Сейчас-то Алёна понимает, что мама всего-навсего боялась отпускать свою красавицу-дочь в такую даль. Решено было лететь всей семьей из Мирного на прямом рейсе до Москвы. Тогда были дикие цены на авиабилеты! Но спасибо Алросе за субсидированные тарифы: если ты работаешь в компании, то твоему ребенку до 24 лет, который учится в другом городе, полагается бесплатный проезд.

После прилета заселились в гостиницу «Измайлово», а чуть позже получили ордер на комнату в общежитии. Комната повергла всех в шок: прокуренное помещение без окон, двухэтажные кровати, все битое, ковролин непонятного цвета, который был новым в начале века, картонная дверь, которая держалась на соплях. “И все это видит моя мама, потом села на краешек кровати и заплакала: «Я тебя здесь не оставлю», — вспоминает Алёна. – Мы решились сами сделать там ремонт и поменяли в комнате всё. Соседка тоже была из Мирного. Эта комната потом числилась за мной до конца пятого курса”. Вот так целеустремленная девушка переехала в Москву и получила два красных диплома: инженера-эколога и экономиста. Занималась научной работой, была старостой, получила повышенную стипендию, занималась общественной деятельностью. «Если в школе надо показать свои знания как таковые, то в универе надо показать то, насколько ты можешь выкрутиться из ситуации. Я не знаю очень многих вещей,  но тем не менее проучилась и сдавала экзамены успешно” – признаётся она.

 

О начале собственного пути 

На последних курсах университета Алёна устроилась работать в Роскосмос. Сперва была просто техником, потом стала помощником экономиста-договорника. Через полгода уже начала снимать квартиру напополам со знакомой. Затем у неё появился молодой человек и они решили съехаться и жить вместе. Потом родители купили Алене квартиру и она стала москвичкой. Хотя предпочитает говорить про себя “из понаехвших”.

В какой-то момент работа в режимном объекте со своим уровнем секретности, объяснительными за минуту опоздания, 3 часа в день на дорогу в метро начали угнетать творческую натуру девушки. «Я закончила художественную школу, была довольно творческим ребенком. На выпускном узнала, что мои работы были приняты в АГИКИ, но я была не в курсе этого. В школе панковала и слушала рок. Творчество всегда красной нитью проходит через мою жизнь» — и Алёна поняла, что два красных диплома из Горного – это скорее подарок родителям. И теперь, проработав для галочки там, где надо, решила, что надо двигаться дальше по своему собственному пути. Легкость не обещали, но зато точно интересно.  

Многие важные решения в нашей жизни мы принимаем под Новый год. Вот и 2015 год стал годом перемен для нашей героини. Алёна признается, что не любит отмечать Новый год и старается в это время уезжать из страны. Ветер перемен подул со стороны Таиланда (кто бы мог подумать?). Вот приезжает Алена в заснеженную и серую Москву со слякотью и понимает, что нельзя больше жить в пробках и метро. «Я подсела тогда на хипстерскую волну, пришла на работу и сказала, что увольняюсь. Чуть ли не сегодняшним днем. На работе все в шоке, а я вру, что нашла другую работу по специальности. Но на самом деле я просто уходила в никуда. Да, я уволилась, чтобы заниматься творчеством. Решила, что художница. Сидела дома и рисовала, открыла интернет-магазин, продавала одежду, находила и отправляла вещи. Это приносило деньги, но при этом надо было постоянно куда-то ездить, отправлять посылки, бегать туда-сюда. Было трудно совмещать с творчеством. Потом поняла, что трудно рисовать то, что не хочется, не нравится или когда человек хочет подправить уже нарисованное. Рисовала розы в вазах, тарелки в стиле Форназетти. Чувствовала и до сих пор чувствую, что не хватает академического художественного образования, хотя самомнение у меня было хоть отбавляй. Мне кажется, дело в воспитании и в окружении. Человеком, которому я хотела подражать, был мой учитель в художественной школе. Он был очень разносторонним, со своей особенной манерой общаться с людьми, открыл мне Pink Floyd, включал Высоцкого. Я как будто несла в себе уровень ученицы такого человека и это придавало мне уверенности. Масла в огонь подлил ещё и Инстаграм. Ну знаешь, когда рисуют, выкладывают свои работы и им не нужно иметь супер образования, чтобы в один день проснуться фешн-иллюстратором с миллионом подписчиков. Я не умею многое, но продолжать не хочу. Уже стара для этого».   

О работе в фешн

В режиме художника с бизнес-жилкой Алена прожила полгода, потом ей надоело сидеть дома и она решила, что надо бы найти работу, где было бы что-нибудь творческое. Откликнулась в хедхантере на вакансию ассистента VIP-менеджера в ЦУМе и её пригласили на собеседование. А потом после множества тестов и проверок взяли на работу: «Мне предложили зарплату 30 000 рублей, маловато по столичным меркам, но по специальности мне предлагали все 15 000. У меня было свое жилье и это многое решает на начальном этапе. Если бы не было жилья, то было бы нереально работать на такой работе. Сейчас я работаю там уже два года.  В принципе мне все нравится, но считаю,  что это не мой уровень. До сих пор во мне сидит мысль, что я могу больше. Пока не знаю в каком направлении я буду двигаться. Но за эти два года я здорово выросла в карьере. От ассистена VIP-менеджера мужского зала стать VIP- менеджером женского этажа. Совмещаю персональный вип-шопинг и курирую работу нашей зоны.

Работаю каждый день. Если многие думают, что ЦУМ – это фешн, то это прежде всего модный магазин. В первую очередь – это продажи, потом уже фешн. В мужском отделе было не особо интересно, потому что мужчины вообще, вип не вип, носят одно и то же. Это механическая работа. Средняя цена за единицу 70-100 000 рублей, а значит подразумевает  материальную ответственность. Следующая особенность —  работаешь с людьми. Сегодня ты нравишься и работаешь, завтра кому-нибудь не понравишься лицом, вздохом, взглядом и тебя могут просто попросить».

VIP-шопинг ЦУМа – это особая зона. Данной услугой пользуются обладатели черной карты, которые могут потратить в год на покупку вещей от 3 млн. рублей. Это элита Москвы, сливки общества, завсегдатаи Tatler, Vogue, банкиры, финансисты и их жены. Менеджер этого отдела в первую очередь занимается административной деятельностью. Организовывает и контролирует весь процесс покупки: когда придет клиент, какой шопер будет с ним работать, каким вещам отдает предпочтение, ведет консультации, встречает и передает клиента шоперу. А также решает вопросы с доставкой, переделкой, выездной/ не выездной шопинг будет, вопросы с оплатой и бонусами. Помимо этих обязанностей у Алёны есть свои постоянные клиенты, которые ходят на шопинг к ней, потому что им нравится её видение и стиль. Можно быть просто администратором и заниматься административной работой, но будучи человеком, который любит моду, Алёна всегда в курсе новостей моды и старается отходить от рутины. «Знаешь, это такой хобби-рум для меня. Я не только работаю, но и наслаждаюсь процессом. Через мои руки проходят все самые желанные новинки и маст-хэвы. Я доставала своим клиентам супер лимитированные Yeezy Boost и держала в руках одной из первых в Москве. Порой моя работа заключается в том, чтобы достать супер эксклюзив. У своих постоянных клиентов я уже знаю, что им понравится и заранее могу сделать заказ или бронь».  

 Алёна делится своим приоритетами: «В первую очередь я работаю с людьми, потом уже с вещами. Не могу сказать, что мне нравится марка Escada или Kiton. У меня есть солидные клиентки, которые одеваются в строгую классику. Опять же не скажу, что мне это нравится, но это моя работа и я должна знать данную одежду в том числе.  Естественно надо быть в курсе поступающих вещей. Если ты не можешь очаровать клиента своим знанием и показать, что ты профессионал своего дела, то они к тебе больше не придут. Общение с клиентом – это не поклон до земли, а в первую очередь человеческое отношение и какой-то контакт. Если человек тебя воспринимает и прислушивается к твоим советам, то он не должен ощущать себя проще, хуже или неосведомленнее. Он будет слушать того, кто разбирается в чем-то. Причем есть клиенты, которые знают больше, чем я. Мы можем обмениваться мыслями. У меня есть клиент, который предпочитает точность. Ему все равно, когда разливаешься соловьем о новой коллекции, он просит объяснить, почему вот это и это. Я начинаю рассказывать ему с технической точки зрения. Это лучше, чем то, потому что… Эта ткань такая-то, поэтому… В этом плане мне помогает мое образование инженера и вообще люблю говорить все четко. Если человек хочет поболтать, я поддержу беседу, но это будет на расстоянии вытянутой руки. Надо понимать, когда заканчивается сервис и начинается личное отношение. Некоторые люди не понимают этого. Не люблю разговоры ни о чем. В таких ситуациях пытаюсь вернуть разговор в свое русло, потому что в первую очередь я работаю в магазине. И мне нужно от разговоров про погоду перейти к разговору об одежде».

Когда Алёна только пришла работать в ЦУМ, то сначала подумала, что попала в клуб Симачев, где так помешаны на московской жизни, а вместо людей – пластмассовые манекены. Но быстро взяла себя в руки, начала общаться с людьми и поняла, что всё это напускное – лишь обложка. Нужно открыть эту книгу и прочитать хотя бы заглавие. Она признается, что работа меняет её в лучшую сторону и дает шанс самореализовываться творчески. Каждый день – новый день. А значит будут новые люди, новое общение, новые вещи, новые знания.

 

О личном стиле

На встречу Алена пришла в черной футболке любимой марки Acne Studio, корейских джинсах noname, в фигурных серьгах от Die Motte Jewerly – «Так долго их ждала и теперь вообще не могу с ними расстаться», любимой сумке J.W. Anderson, кроссовках Alexander MCQueen и в таком благородном пиджаке. Про себя я отмечаю, что наверняка он стоит дорого, делаю комплимент и Алена говорит, что купила его за 15 евро в Вене. Задаю вопрос её стиле и слышу в ответ: «Мне кажется его нет. Он только-только формируется. Еще во время альтернативного кружка в школе, я научилась тому, чтобы одеваться очень ярко и отличительно, но при этом чувствовать себя нормально. Выбритые виски, синие волосы, на шее ошейник, черный длинный плащ и мы с подружками ходили так по городу. Все люди на тебя смотрят и это научило меня не стесняться одежды. Это мой стиль, мое самовыражение и это во мне до сих пор осталось. Я могу надеть что-то экстравагантное и не чувствовать себя в этом некомфортно».

Собираясь на встречу с такой стильной девушкой, я, конечно, крутилась пред зеркалом полчаса и даже по такому случаю достала каблуки. Вышла на улицу, прошла десять метро и вернулась обратно, чтобы переодеться в кеды. Я пожаловалась на туфли — «Алена, а как тогда быть стильной в кедах?». Она улыбается и говорит: «Анна Делла Руссо, супер-стритстайлер, «свободный» редактор и креативный консультант японского журнала Vogue, как-то в одном из интервью сказала, что мода не должна быть комфортной. Вы должны страдать, вы должны быть на каблуках, в неудобных платьях.  Я очень уважаю её и то, какая она есть. Но я считаю, что мода должна быть удобной и комфортной и выражать человека. Если нравится ходить в кедах, то надо ходить в кедах».

Далее идут вопросы и ответы:

— Где начинается и заканчивается стиль? Вот Гала Борзова утверждает, что пиходит вечером домой, снимает каблуки от Гуччи и перестает быть Галой Борзой.

— Мне кажется, это должно быть органично. Я в этих кроссовках хожу в ресторан и в них же я гуляю с собакой. Моя футболка стоит гораздо дороже, чем пиджак. Стиль должен быть удобным и органичным. Для меня основополагающей мыслью всегда было то, что мне все равно, кто что подумает обо мне. Если тебе это нравится, то не стоит никого слушать. Это дает чувство внутренней уверенности. 

Огромные каблуки – это не про меня. Я бы с них три раза свалилась и мне было бы просто некомфортно. Мне больше нравятся марки Marni, DRIES VAN NOTEN, Golden Goose, Acne Studio – современные трендсеттеры. В принципе, все то, что я ношу, то мне и нравится.

— Как ты относишься к дорогим вещам?

— Я к ним отношусь с юмором. У меня есть вещи, которые прям дорогие и дополняют стиль. Могла бы повторить, что должны быть дорогие обувь и сумка, но нет. У меня есть обычная обувь из Манго и обычная сумка из… Хотя нет, у меня нет обычной сумки. Я избавилась от них, так что пусть будет дорогая сумка. Наверно, так правильнее.

 — Как ты относишься к подделкам? Признавайся, покупала когда-нибудь?

— Я отношусь скорее всего не очень хорошо, потому что это такая имитация чужой богатой жизни. Если ты по каким-то определенным причинам не можешь себе позволить сумку, допустим, за 60 тысяч рублей, то зачем её вообще брать? Тем более подделку. У меня был опыт покупки подделки. Это был Chanel boy – и это была первая и последняя поддельная вещь, причем очень хорошая, в моей жизни. Именно тогда я поняла, что имея эту сумку, не чувствую себя счастливой, наоборот, чувствую себя странно. От того, что у меня появилась эта сумка, моя жизнь-то не поменялась, Бентли к этой Шанели не прилагается! Сейчас мода уходит от коммерциализации. Я вот хожу с сумкой J.W. Anderson и люди не знают, что эта сумка стоит 60 000  рублей, допустим. Им все равно. Но от того, что я знаю этот бренд и являюсь его поклонником, это доставляет мне внутреннее удовольствие. Я могла бы купить Сицилию от D&G, самую популярную модель, которую можно каждому в лицо тыкать, «вот, смотрите, у меня сумка ДольчеГаббана»! От этого кайфа какого-то не будет. А с моей сумкой у меня все не так. Это как группа людей, кто в теме, кто знает, тот поймет. У меня есть пара туфли от Дольче. Они стоили 52 000 рублей. И это была конкретная ошибка, которую я не забуду. Мой промах. Я их купила только потому, что это Дольче. И они у меня стоят. Я их два раза маме одалживала и всё. Они и мне, и маме не нужны.

 — То есть ты советуешь, что нельзя покупать одежду только из-за бренда?

— Да и вообще брать какие-то знаковые брендовые вещи, которые в тренде именно сейчас, – это ошибка. Покупаешь такую вещь, допустим, как сумку от Valentino с шипами, которая стоит 120 000 рублей, но при этом в следующем сезоне она уже уходит. Если ты не можешь купить уже следующую Валентино, то зачем вообще покупать ту сумку? За эти деньги можно купить что-то более классическое. Например, ту же Праду. Прада вообще классическая модель и в такие вещи можно делать вложение. Особенно если ты человек, который ходит в офис. Я пришла к выводу, что в гардеробе должен быть хороший классический костюм из шерсти. Не черный с белый рубашкой, чтобы быть как официант, а просто хороший шерстяной материал с актуальными расцветками или же серого цвета. И пара лодочек, которые никогда не выйдут из моды. Вот Ив-Сен Лоран выпускает эти лодочки, которые не выходят из моды, из года в год. И базовый гардероб должен быть. Он не должен быть из синтетики, не из «абы сейчас куплю на распродаже, потом еще себе куплю». Я вот в студенчестве такие ошибки допускала. После учебы мне надо было съезжать из общежития, тянула до последнего, потом приехала и поняла, что у меня столько вещей, которые лежат даже с бирками, купленные где-то на распродаже. Выносила их огромными мусорными мешками, потому что в машину уже не влезают. Не могу до сих пор понять, зачем все это было куплено… Вот сейчас мне говорят, что у меня много одежды, а на самом деле того, что я действительно ношу, мало. Гардеробу не надо позволять разрастаться подобно сорняку.

 — О чем она мода?

— Мода – это о деньгах. Я сейчас смотрю на свежие коллекции супер трендсеттеров, у которых хотят одеваться все, и вот мне кажется, что создатели этих коллекций стебутся и одевают людей в треники. Как будто реально мода с наших деревень. Всё пестрит, всем всё нужно. Обычные кроссовки Reebok, расписанные маркером, которые не достать. Доходит до такого безумия!  В моем понимании мода превращается в шутку. Нельзя серьезно относиться к моде, а уж тем более убиваться, что тебе не достались те кроссовки. Это игра, где ты ходишь и собираешь чек-пойнты. Есть разные комьюнити потребителей моды, которые при этом никак не пересекаются. У них может быть определенный уровень достатка, но при этом они все разные. Кто-то хочется носить Баленсиагу и гонится за ним, как сумасшедший, а кто-то ходить в ДольчеГаббана и очень счастлив.

 —  Ты считаешь себя москвичкой?

— Нет, я из понаехавших. Я сейчас живу в центре в доме, где живут москвичи, и я не хочу быть москвичкой. У меня в Мирном семья, такая прям Семья. Мама всех своих детей в кучу собирает, всегда созваниваемся, пишет. Нас никто не останавливает и не загоняет в рамки. Если мы не будем знать своей истории, то мы не будем знать, куда двигаться в будущем. Если у тебя не будет корней, стержня, значит и изюминки не будет. И я от корней своих не уйду.

#нашиговорят

Публикация была подготовлена специально для женского информационно-развлекательного портала KereKuo.ru, но я повторю у себя в блоге, потому что аудитория здесь и там отличается. Фотографии взяты из инстаграма Алёны. 

________________________________________

Если вам понравилось читать этот пост, пожалуйста, не забудьте поставить лайк

подписаться на мой дневник

все посты

Источник

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть